четверг, 5 декабря 2013 г.

Ваграм Галстян. ГРАНИЦА ГЛИНЫ


За последние  20-30 лет  керамика, прошла свой путь от  предмета и скульптуры  к объекту и инсталляции,  как и все современное искусство. Не удивительно, что последовательная работа с глиной и осмысление   материала  и связанных с ним процессов приводят  к деконструкции керамического продукта, происходящей уже в  перформансе, видео-перформансе  и  видео-инсталляции. Будучи наиболее древним и технологически консервативным видом визуального творчества керамика хранит в себе  архаические  мифы  и ритуалы - основы непременно проявляющиеся сегодня в наиболее радикальных художественных практиках .

В середине 90-х Александр  Мелконян и  Ваграм Галстян составляли протокол о намерениях по совместному  исследованию границ глины. Далее каждый из исследователей двинулся своим  путем .

26 марта 1995 г. В театре-лаборатории г. Еревана «Гой» (...) открылся   IV  театральный сезон. В театре был  «носороговый синдром». В тот день при выходе из  театра , в коридоре, зритель столкнулся с слепой глиняной армией размножившихся как заразная  бацилла, носорогов. По замыслу автора акции-инсталляции Ваграма Галстяна, зрителю самому по-носорожьи предстояло пройти через этот затор, растоптав глиняных носорогов, совершив тем самым акт агрессии. Глиняно-болотистый «носорогизм», устроенный в театре не был  театрализованным, не был также образно-изобразительным, а был осязательно реальным.

( Лилит Саркисян. Языковая трансформация «Носорога»  в контексте современных культурных процессов»Журнал «Гарун» №7 1995)

В 1997 году в рамках проекта “экспедиция 101” Александр Мелконян проехал 300 километров из Гюмри (бывший Ленинакан)  в    Ереван в автомобиле целиком  обмазанном глиной. (небольшой круг не больше, смотровой   щели  танка, был протерт     лишь против глаз  водителя на  лобовом стеке. Это путешествие в глиняном коробе с мотором  может ассоциироваться с наличием у автора-керамиста  а  реального  военного опыта.

Следующий опыт Ваграма Галстяна связан с  исследованием взаимоотношений материала и виртуального пространства  новых медиа. Граница глины совпадает для него с границей телевизионного экрана и сам жанр видео-перформанса трактуется как противостояние действия и видения, развитие действия уничтожает видимость, материал на несколько секунд одерживает победу над виртуальностью чтобы опять отступить...
М-Ъ

Глина является исходным материалом (первоисточником). Создатель  был первым лепщикам по  глине (керамистом), создав нас из земли по образу  и подобию своему.
 В создании глиняного продукта задействованы четыре стихии : земля, вода,  огонь, воздух
 Процесс работы с  керамической глиной делится на обратимый и необратимый.
До обжига глина является обратимой, структура ее не меняется   т.е. любое произведенное изделие можно до обжига обратить в исходный материал, в аморфное состояние, свободное от имитации (глина как глина)
После обжига глина меняет свою структуру, процесс спекания  превращает ее   в жесткий черепок формы которого не обратимы.
После обжига идея  и энергия автора вложенная в работу, каменеют, глина замуровывает в себе процесс  творения, превращаясь в необратимый конечный результат. Процесс замыкается в границах данной формы, превращаясь в экспонат.
Между тем процесс и является основой современного изобразительного языка, а процесс это исследование, эксперимент.
У меня был кусок  глины, из  которого  я мог вылепить скульптуру, сито, с помощью которого  я  мог просеивать песок  или  что-то другое
Я выдавил эту глину по всей поверхности сита. Теперь  я  не мог уже лепить или просеивать, так как глина и сито висели на стене моей мастерской.
Ваграм Галстян


In the last twenty or thirty years ceramics, like all modern art, has gone all the way from utilitarian objects and sculpture to "specific objects" and installations. It is no wonder that consistent work with clay and gradual apprehension of the material and technical processes lead to the deconstruction of the ceramic product, which occurs in performance, video performance and video installation. Ceramics as the most ancient and technically conservative kind of visual art, is the guardian of archaic myths and rituals, which ultimately reveal themselves in the most radical contemporary art practices.

In the middle of the nineties Alexander Melkonyan and Vagram Galstyan issued a statement in which they agreed upon the collaborative exploration of the borders of clay. After that each of the explorers followed his own path.

On march 26,1995, "There was a real disease of rhinoceros in the the theatre laboratory "GOY. That day the spectator came across a blind army of ceramic rhinoceros in the hall of the theatre. According to the idea of Vahram Galstian this condition's author the spectators had to step on the animals to go forward, to get home. The marsh of ceramic rhinoceros' disease was neither theatrical nor figurative. Rhinoceros is not a character here, its sculpture is not an image and clay is not only a technical meanse....» Rhinoceros is a symbol connected with lonesko's idea and with the allegory of "theatre", its sculpture is a part of stepping on . the ceramic sculpture the rhinoceros's physical state is beang deformed changing also the idea and mixing the pure material with the form of conditional shape. Clay is also an allegoric, mythical independant symbol. The result of action in physical sphere is the chaos of clay and is an invisible idea above it.
 From magazine "Garun" -07 1999 - "Linguistic Transmission of Rhinoceros ".

In 1997 within the framework of the project called "Expedition 101" Alexander Melkonyan drove 300 kilometers from Gumri (former Leninakan) to Erevan in a car, which was entirely coated with clay (only a small bit of the front glass was left clean). The journey in a clay box with an engine can be associated with the artist's real military experience.

Vagram Galstyan's next experience involved the exploration of the relationship between the material and virtual space of the new media. For him the line of clay coincides with the limits of the TV screen. Therefore the genre of video performance is conceived as an opposition of action and looking: as the action proceeds vision is destroyed and for several
The four Elements take part in the creation of a clay product: earth, water, fire and air.
The process of work with ceramic clay can be either reversible or irreversible. Prior to baking clay is reversible. Its structure cannot be changed, that is, any clay model ca be instantly transformed back into the original material – the amorphous state free of imitation (clay as clay).
After baking clay changes its structure. The process turns it into a hard object whose shape is irreversible.
After baking the artist's idea and energy turn into stone. Clay encloses the process of creation and turns it into the irreversible final product. The process is confined to the particular shape. At the same time the idea of process lies at the base of contemporary visual art language, and this process is always an exploration and an experiment.


I had a piece of clay with which I could model a sculpture, and a sieve, which I could use for sand or something else. I spread the clay onto the surface of the sieve. Now I could not model or sieve anything, because the clay and the sieve were now attached to the wall of my studio.